Skip to content

Геологоразведка: ставка на юниоров

 

С каждым годом компании горнодобывающей промышленности предпринимают все больше усилий для расширения своей ресурсной базы. Зачастую, чтобы обнаружить новые запасы металлов, требуются нестандартные подходы к геологоразведке, одним из которых является привлечение юниоров. При этом подобные компании, как правило, нуждаются в поддержке мейджеров, таких, например, как «Полиметалл».

Об особенностях сотрудничества с юниорами, развитии и перспективах юниорного движения мы поговорили с руководителем дирекции технологий и совместных проектов «Полиметалла», победителем в номинации «Вдохновляющий лидер» награды «Талантливая женщина в добывающей отрасли», Тамарой Головиной.

Тамара Головина, руководитель дирекции технологий и совместных проектов «Полиметалл»
Тамара Головина, руководитель дирекции технологий и совместных проектов «Полиметалл»

— Тамара, расскажите, пожалуйста, что стоит за понятием компания-юниор, какова роль юниоров в горнорудной промышленности, и как они выходят на рынок?

— В мировой практике добычи полезных ископаемых сектор юниоров имеет колоссальное значение. Это, по  сути, один из ключевых сегментов в  пирамиде воспроизводства минерально-сырьевой базы: юниоры ищут месторождения, осваивают новые территории, а  по  результатам их работы могут формироваться активы, интересные крупным компаниям.

В существующей нормативно-законодательной базе такого термина, как «юниор», нет, но часто используется понятие «предприятия малого и среднего бизнеса, осуществляющие поиск полезных ископаемых». Предполагается, что такие компании должны быть наделены функциями, которые выполняют в  международной практике юниоры. В 2014 году законодательно был введён заявительный принцип как раз с целью стимулировать этот рынок. Однако пока юниоров не стало существенно больше.

Кроме упрощения системы лицензирования важны инструменты финансирования. В других странах, например, в Канаде, как известно, популярны венчурные биржи, где даже обыватели могут купить акции, скажем, 20 юниоров, понимая, что только одна-две из этих компаний «выстрелят». В России таких инструментов инвестирования пока нет. Поэтому практически единственный реальный способ для юниора получить финансовую поддержку — это сотрудничество с крупной горнодобывающей компанией, такой как «Полиметалл».

Помимо того, что наша компания сама ведёт значительный объем геологоразведочных работ, в последние годы мы очень тесно работаем с юниорами, в том числе организуя конкурсы юниорных проектов. В 2021-м проводим его уже в четвёртый раз. Любая юниорная команда может через сайт компании подать заявку, рассказать о своих геологических идеях и, возможно, получить финансовую и экспертную поддержку.

— Какими должны быть проекты, предлагаемые юниорами, чтобы они заинтересовали «Полиметалл»?

— У нас создана комиссия, которая отбирает победителей среди претендентов, хотя как такового соревнования в привычном понимании между участниками нет. Мы отдаём преимущество именно тем проектам, которые потенциально интересны для инвестирования.

На решение влияет множество факторов. Например, близость к нашим перерабатывающим мощностям, соответствие стратегии компании в  целом. При этом в первую очередь нам всегда важна обоснованная геологическая идея. Особенно ценно, если юниоры не только поработали с архивами, но  и  провели первичные изыскания, отобрали и проанализировали пробы, заверили данные предшественников.

Юниоры на геологоразведке

— Не выгоднее ли компании создать свою структуру, которая будет заниматься геологоразведкой?

— У нас большой объем подобных проектов, в том числе по разведке на  ранней стадии. Всё-таки есть определённый предел, за рамки которого мы просто не можем выйти. Поэтому взаимовыгодное сотрудничество с юниорами — наша возможность расширить фронт работ, не отвлекая собственные ресурсы. Кроме того, небольшие юниорные компании зачастую более мобильные и гибкие в принятии решений. Единственное, чего мы от них неукоснительно требуем, это строгого соблюдения техники безопасности в соответствии с принятыми в компании нормами.

— А что происходит дальше? Что ждёт тех, чьи проекты заинтересовали компанию?

— По результатам конкурса всегда отбирается несколько проектов (в основном 2-3). После тщательной геологической экспертизы мы делаем экономическую оценку, на этом этапе уже можно переходить непосредственно к коммерческим переговорам. Здесь важно определить, кто за что будет отвечать, какие активности должны быть реализованы от начала геологоразведки до подтверждения наших запасов. Если всех устраивают условия, то, как правило, создаётся совместное предприятие или определяется другая форма сотрудничества и начинается работа.

Юниор представляет нам программу на ближайший год и на долгосрочный период. Это важно для согласования бюджета. Средства выделяются поэтапно. Мы вместе смотрим на промежуточные результаты, и если они положительные, то выделяем финансирование на следующий этап.

— Бывает ли такое, что приходится отступать от плана?

— Да, порой юниоры приходят к нам со своими проблемами. Все-таки работа в удалённых регионах для небольших предприятий бывает сопряжена с трудностями. По мере возможности всегда стараемся им помочь и идем навстречу. Например, у нас есть юниоры на Чукотке. Они очень успешно провели стадию площадных работ, но, когда столкнулись с бурением, результат зависел уже не только от них, и тут начались определённые сложности. В итоге сезон оказался не таким удачным, как рассчитывали.

Лагерь юниоров

— А что происходит с юниорами после реализации совместных проектов? Компании приходят на рынок, у них есть амбиции, новые подходы. Они многому учатся. Интересно ли им после этого работать в юниорном сегменте?

— Пока все наши партнёры достаточно молодые, у них идёт только второй или третий сезон полевых работ. Но они действительно многому учатся, получают ценный опыт, который помогает им стать полноценными участниками рынка. В будущем, я предполагаю, многие из них займутся аналогичными проектами. Ведь у всех есть свои уникальные компетенции, у юниоров это именно поисковая работа, ранние стадии изучения объектов.

— Вы упомянули о совместном предприятии на Чукотке. А где ещё «Полиметалл» сотрудничает с юниорами?

— В портфеле компании также есть совместные с юниорами проекты на Урале, Таймыре, Чукотке, в Магаданской области, а также Казахстане.

Например, Таймыр — тяжёлый в плане инфраструктуры регион. Там очень короткий полевой сезон и очень сложная логистика. Добраться на Таймыр можно Северным морским путём из Архангельска или по зимнику. Если речь идёт о небольших объемах перевозки, то еще вертолётом. Мы сотрудничаем в регионе с двумя юниорами, которые занимаются разведкой медных руд. К слову сказать, это две совершенно разные команды. Одни из них — производственники со стажем, другие партнёры больше основывали свои изыскания на научных исследованиях.

— Как вы считаете, каковы перспективы развития юниорного движения в России?

— На этот счёт могут быть, конечно, разные мнения, но мой личный оптимизм связан с тем, что без полезных ископаемых современная жизнь просто невозможна, а значит неизбежно развитие, появление новых программ и инициатив.

Радует, что наша компания, как и другие партнёры по рынку, своим примером показывает, как можно привлекать и на деле поддерживать юниоров, желающих заниматься геологоразведкой. Ведь именно таким путём свежие геологические идеи могут принести вклад в общий результат всей добывающей отрасли.