Skip to content

Такая работа: в горнодобывающей отрасли делают большую ставку на женский труд

 

Женщинам места нет?

По оценке экспертов, в будущем году горнодобывающей отрасли России понадобится минимум 40 тыс. новых сотрудников. Рассказываем о том, какие профессии сейчас в дефиците, почему крупнейшие компании делают большую ставку на развитие женской занятости в отрасли и чем может поддержать индустрию и прекрасный пол ассоциация Women in Mining Russia, созданная в прошлом году.

 

Металлургия и горнодобывающая промышленность традиционно считаются «мужскими» отраслями, виной тому десятилетиями формировавшийся образ тяжелого физического труда, который также часто сопряжен с вредными условиями. В древние времена, средневековье, а также в Первую и Вторую мировые войны женщинам тоже приходилось трудиться в шахтах или на рудниках, но это были, скорее, вынужденные обстоятельства. Как только появилась возможность, женщин с тяжелого производства убрали, а за отраслями закрепился стереотип: женщинам в Metals & Mining места нет.

«Какой образ тяжелой индустрии всегда был на виду у людей? На плакатах и картинах еще с советских времен первой советской индустриализации (30-е годы XX века) и заканчивая первым десятилетием XXI века изображались мужчины, занятые тяжелой физической работой. Они часто изображены с ручным отбойным молотком или на фоне льющегося раскаленного металла, ‒ рассказывает вице-президент по кадровой политике ПАО «ГМК «Норильский никель» Дарья Крячкова. ‒ Популяризировался архетип героя: работа в отрасли требовала отваги, смелости, преодоления себя, волевых усилий и крепкой физической силы. То есть всего того, что никак с женской ролью не ассоциировалось».

Три года назад компания PricewaterhouseCoopers подсчитала, что в крупнейших 40 горнодобывающих компаниях мира, где присутствуют и российские добывающие гиганты, доля женщин в высшем руководстве составила 11 %. В составе советов директоров этих же компаний ситуация чуть получше ‒ 21 % женщин. И в данном случае речь идет о «белых воротничках», а не рабочих на производстве, которое часто отнесено к вредным и опасным условиям труда.

Что же происходит и почему женщин в отрасли настолько мало даже на таких «непыльных» позициях?

 

Женщины тоже могут работать в подземке

С внедрением инновационного оборудования и передовых технологических решений меняется восприятие отрасли. Новейшие тренды ‒ это технологии безлюдного производства, дистанционного управления работой оборудования, участие большого количества «умных» проектов автоматизации в производственном процессе. «Многими процессами на месторождениях можно управлять дистанционно, находясь в другом населенном пункте в теплом комфортном офисе, ‒ рассказывает директор по финансовому контролю и корпоративной отчетности «Полиметалла» Мария Лодкина. ‒ И это уже не обязательно сложная работа, требующая большой физической силы».

В «Норникеле» активно внедряют автоматизацию, которая позволяет управлять крупными предприятиями или цехами, не находясь непосредственно у оборудования. «Мы здесь один из хороших примеров отрасли, когда огромная обогатительная фабрика управляется с пульта в отдельном помещении около 30 квадратных метров, где нет опасного оборудования, а есть автоматика и экраны, ‒ добавляет Дарья Крячкова. ‒ Кстати сказать, традиционно хорошие операторы таких пультов управления ‒ это женщины, они с такой работой справляются на «отлично».

Уже практически на всех рудниках «Норникеля» реализуют проект «Система имитационного моделирования», который позволяет на основе анализа больших данных и планов по добыче руды рассчитать оптимальное количество техники. В рамках этого же проекта тестируется возможность «безлюдного рудника» ‒ применения подземной техники, работающей в дистанционном режиме.

«Все технологии, связанные с автоматизацией и цифровизацией, в целом доступны для отрасли, ‒ подчеркивает Дарья Крячкова из «Норникеля». – Внедрение технологий, позволяющих автономно управлять техникой вдали от опасных объектов, дает возможность нанимать девушек на традиционно считавшимися мужскими профессии».

Действительно, технический прогресс открывает для женщин возможности осваивать профессии, которые им раньше не были доступны. «С ростом цифровизации все больше женщин применяют свои профессиональные навыки в разных отраслях, в том числе которые раньше считались исключительно мужскими, ‒ утверждает заместитель президента — председателя правления банка «Открытие», председатель комитета по развитию женского предпринимательства «Опоры России» Надия Черкасова. ‒ Это относится как к IT-индустрии, так и промышленному производству в равной степени. Нас уже не удивляет, если женщина управляет большегрузным автомобилем, спецтехникой или авиалайнером».

Она подчеркивает, что автоматизация, цифровизация и гибкий график дают женщинам возможности для реализации. «Согласно исследованию индекса женской предпринимательской активности (WBI), который мы проводим ежегодно, женщины отмечают, что их мотивирует желание реализовать себя и больше зарабатывать для содержания своей семьи», ‒ указывает Надия Черкасова.

При этом в горно-металлургической отрасли сегодня огромный дефицит кадров. По данным HR-служб компаний в этой индустрии, в следующем году потребность в персонале составит минимум 40 тыс. человек. «Отрасль испытывает невероятный подъем и развитие, почти в каждой компании есть перспективные планы развития, на их реализацию нужны люди. Мы развиваемся, у компании множество проектов в самых разных направлениях, разного «калибра» ‒ большие, средние и маленькие. И везде нужны люди», ‒ указывает Дарья Крячкова.

В целом в стране ощущается большая нехватка кадров инженерных специальностей. Согласно исследованию, которое провели Российский технологический университет МИРЭА и HeadHunter, в среднем на одну открытую вакансию инженера в 2019 – 2020 годах приходилось менее двух соискателей, что свидетельствует об остром дефиците в данной профобласти. А инженеры нужны везде: как в строительстве, IT, электронике, так и в тяжелом машиностроении, металлургии, энергетике, нефти и газе.

 

«Тебе нужно занять место за круглым столом»

Тем не менее женщины до сих пор не стремились в «мужскую» индустрию. Директор Women in Mining Russia, руководитель проектного офиса по работе с ключевыми клиентами и рынками «Делойт СНГ» Камилла Жалилова уверена, что главные причины этого ‒ сложившиеся стереотипы и неуверенность женщин в своих силах. «У нас сейчас вряд ли где-то в семьях девочкам говорят, что, например, можно выучиться и пойти работать в металлургию или на горнодобывающее предприятие, ‒ объясняет она. ‒ Большинство женщин в отрасли не допускают мысли о том, чтобы конкурировать с мужчиной за кресло руководителя, так как существует паттерн в отрасли, что с мужским коллективом женщине не справиться. Да и кандидатов среди мужчин, как правило, больше, чем женщин. Шанс назначения женщины руководителем на производственные позиции невелик».

Дарья Крячкова из ПАО «ГМК «Норильский никель» добавляет, что сейчас большинство студентов ‒ будущих горных инженеров, металлургов ‒ это юноши. «Часто на выбор профессии и образ будущего у детей влияют родители. «Редко встретишь родителя, который сознательно рекомендует своей дочке пойти учиться на горного инженера, ‒ говорит она. – Есть масса других специальностей, где девушкам проще и быстрее сделать карьеру, например в финансах или HR. Но чтобы девушка мечтала и сознательно шла учиться на металлурга или на горного инженера ‒ таких единицы. Необходимо больше рассказывать о внедрении современных технологий в производстве, о том, как они повлияли на развитие профессии, сделали ее технологичной, безопасной и доступной всем, независимо от гендера».

С ней согласна и Мария Лодкина из «Полиметалла», которая добавляет, что на руководящих позициях в «мужской» индустрии женщины часто ощущают некий «стеклянный потолок». «Большинство руководителей ‒ это мужчины, и, когда ты приходишь на совещание в переговорную комнату, тебе нужно занять место за круглым столом. Не сесть в угол, как иногда хочется, а «захватывать территорию», держать свой авторитет и специально делать на этом акцент, ‒ рассказывает она. ‒ Потому что если ты не будешь этого делать, то первое, что о тебе подумают: она скоро в очередной декрет уйдет».

«В нашей отрасли очень мало женщин, кто смог бы допустить мысль, что можно возглавить, например, горно-обогатительный комбинат», ‒ резюмирует Дарья Крячкова.

В «Полиметалле» доля женского персонала по итогам 2020 года составляла 21 %, в ПАО «ГМК «Норильский никель» 29 %. – это максимальные показатели в отрасли.

 

«Это история не про феминизм»

Обеспечение гендерного равенства является одной из Целей устойчивого развития ООН (ЦУР ООН) и принципов ESG (экологическое, социальное и корпоративное управление ‒ Environmental, Social, Governance), которые сегодня активно реализует большинство крупных компаний в мире. Однако и в «Полиметалле», и в «Норникеле» утверждают, что увеличение доли женского персонала за счет квот (как это распространено на Западе) или постановка женщин на тяжелые мужские специальности не является самоцелью. «Компании стремятся создать необходимые условия для развития своих сотрудников, а в «мужских» отраслях дополнительно создаются условия для раскрытия профессионального потенциала у женщин», ‒ подчеркивает Дарья Крячкова.

Именно поэтому весной 2020 года «Норникель», «Полиметалл» и Deloitte запустили проект поддержки женщин добывающих отраслей Women in Mining Russia (WIM Russia). Цель проекта — развитие равных возможностей в рабочей среде, поддержка женского лидерства в горнодобывающей и металлургической отраслях, а также расширение круга их профессиональных контактов в России и за рубежом.

«Сам факт того, что мы появились в России, это одно из больших достижений. В мире такие сообщества и ассоциации существуют давно, но в России все только начинается», ‒ говорит Камилла Жалилова. ‒ Я всегда подчеркивала и хочу подчеркнуть сейчас, что это история не про феминизм, не про «женщин для женщин». В первую очередь мы ‒ про профессиональное развитие. И поскольку в добывающей отрасли подавляющее число мужчин-руководителей, с ними необходимо взаимодействовать, доносить до них важность и нужность женского лидерства в компаниях».

 

«Девушкам нужно как можно больше нашей поддержки»

Сейчас партнерами WIM Russia являются ключевые компании российской горнодобывающей и металлургической отрасли, есть участники из стран СНГ, Англии, Канады ‒ всего более 2 тысяч. В прошлом году, спустя девять месяцев после запуска, WIM Russia заняла второе место в конкурсе Ассоциации форума доноров, предложив лучшую программу по обеспечению гендерного равенства. «Первое место заняла компания «Амвей», третье ‒ «Л’Ореаль». Это традиционно «женские» отрасли, бьюти-индустрия. И то, что среди них оказались мы, говорит о многом», ‒ рассказывает Камилла Жалилова.

За первые полтора года своей работы ассоциация WIM Russia провела более 30 обучающих и развивающих вебинаров с профессионалами отрасли. Поддержали участие российских девушек в международном рейтинге «100 вдохновляющих женщин в добывающей отрасли», который проводится организацией Women in Mining UK. «В 2018 году в рейтинг вошли две девушки из России, в 2020-м ‒ пять», ‒ уточняет директор WIM Russia.

Особо в WIM Russia гордятся первой премией «Талантливая женщина в добывающей отрасли», которую удалось организовать в этом году. «Мы собрали почти 240 заявок со всей России, смогли организовать в Москве красивую церемонию награждения и пригласили всех женщин-финалисток. Конечно, эмоции выливались через край, девушки на сцене ощущали всеобщее признание», ‒ говорит Камилла Жалилова.

Для того чтобы популяризировать опыт женщин в отрасли, в WIM Russia реализовали проект «Лица WIM» ‒ серию интервью с успешными сотрудницами горнодобывающих компаний.

Из ближайших планов на будущее ‒ создание и запуск в январе 2022 года мобильного приложения (SAP mentor finder for WIM Russia), которое поможет любому человеку, так или иначе связанному с добывающей отраслью, найти себе ментора в России или даже за рубежом  или самому стать ментором. Также ассоциация планирует создание сети амбассадоров WIM Russia по всей России. «Только из Москвы и Санкт-Петербурга трудно поддерживать регионы, а ведь как раз в регионах девушкам нужно как можно больше нашей поддержки, ‒ указывает Камилла Жалилова. ‒ А если в регионах будут наши амбассадоры, мы сможем гораздо более эффективно продвигать нашу работу».

Публикация 

Share on facebook
Share on linkedin
Share on email
Share on whatsapp
Share on facebook