Skip to content

«К женщине понятие «необучаемый» неприменимо»

Татьяна Олейник с 2012 года работает на Албынском руднике компании «Петропавловск», и у нее одна из самых неженских профессий в отрасли – водитель самосвала. В интервью WIM Russia она рассказывает о своей боевой подруге «Катюхе» и о вызовах, с которыми сталкиваются мамы, работающие вахтовым методом.

– Расскажите о своем «железном коне», как давно работаете конкретно на этой машине?

– Я вожу Cat 777F. Так получилось, что при распределении машин мне досталась та же, на которой я проходила стажировку, когда мы только отучились в Покровском горном колледже «Петропавловска» и приехали сюда на практику в августе 2012 года. Так что на этой машине я работаю уже девятый год, называю ее «Катя». Мужики называют свои машины «котята», а у меня «Катька», «Катюха». Капризная девчонка. Но бывают такие ситуации, когда надеешься только на ее силы. Это же карьер, разные ситуации бывают: грязь, снег. Грузоподъемность у нее 90 тонн. Но у Cat все на гидравлике, так что даже в сравнении с легковой машиной руль легче.

– Сейчас набирают популярность беспилотные самосвалы. Не волнуетесь, что через 5-10 лет профессия может себя изжить?

– Я об этом иногда думаю. Все возможно, наука не стоит на месте. Если бы в 1980-х нам сказали, что скоро мы по маленьким коробочкам разговаривать будем, никто бы не поверил, а сейчас у всех такие телефоны. На дорогах России вряд ли скоро к беспилотным автомобилям придут (сами знаете, в России две беды), а в карьере, на предприятии, где задействован технологический транспорт, это вполне возможно. Конечно, если правильно организован мониторинг в карьере, если нормальные дороги, умные люди за мониторами.

А я бы могла попробовать пройти обучение на оператора беспилотной техники, почему нет. Конечно, диспетчер постоянно в напряжении, нужно держать в голове всю картину, мониторить несколько единиц техники. Нужно учитывать грунт, высоту отвала и так далее.

– Не страшно на разгрузке? Подъезжать близко к отвалу, еще и задом.

– Да, страшно, особенно в первый раз. Но, когда мы только пришли, вообще все было страшно, вот прямо все реально страшно! Вот представьте: сидишь ты на втором этаже дома, на балконе и смотришь вокруг. Сдаешь задом, кажется, все, уже приехал, а там еще пять метров движения. Чтобы это понять, надо поработать некоторое время, осознать габариты машины – и все встает на свои места. Или, например, грузишься или разгружаешься с небольшим уклоном – сидишь и за все хватаешься. Понятно, это же не бетонная площадка, как на космодроме, идеальных условий не может быть при всем желании. Но со временем все привыкли, работаем.

Некоторые мои однокурсницы готовы были сбежать после первого знакомства с машиной. Большая часть из нас даже понятия не имела, что это за машина. Но все имели понятие, что на руднике можно заработать те деньги, которые ты никогда не заработаешь дома.

– Сколько сейчас на Албыне женщин – водителей самосвалов?

– В нашей вахте семь человек, еще семь-восемь человек в другой вахте. Парней, конечно, гораздо больше. Они и на Cat работают, и на БелАЗах. БелАЗ – это совсем другая машина, электрическая, там двигатель как мини-электростанция, маленький поселок можно осветить.

Раньше девушек-водителей на руднике было больше – около 35 человек в обе вахты. Но кто-то в другие компании переходит, кто-то по возрасту вообще из профессии уходит (набирали девушек от 20 до 35 лет, но молодых девчонок мало пришло, и те поработали и вышли замуж, а мы, кто постарше, остались). Да и в целом все-таки профессия неженская. А многие мужчины – домостроевцы: смотрят, улыбаются, а все равно не принимают. Есть такая установка: «баба должна сидеть дома, варить борщ». Так что тяжело морально, да и физически непросто. Опять же, вахтовый метод работы не всем подходит. С карантином сейчас вообще едешь и не знаешь, как надолго – на два месяца или больше. А у всех семьи, у всех дети.

– Я знаю, что вы многодетная мама. Кто присматривает за детьми, пока вы на вахте, в основном муж?

– Основная нагрузка на муже. И на мне по телефону. Дети в школе учатся, иногда надо, например, связаться с учителем по видеосвязи, а интернет хромает. В этом году мой отъезд на вахту совпал с днем рождения дочери, ей 13 лет исполнилось. Обиделась, что мама опять уезжает. А к дню рождения мальчишек, они у меня двойняшки, надеюсь, вернусь, они меня ждут. Сейчас вообще полегче, они постарше стали, друг другу помогают, самостоятельные. Если чего-то не знают, интернет в помощь.

– Может, это и неплохо, что дети приучаются к самостоятельности?

– Вот я то же говорю своей совести каждый раз, когда мне перед ней стыдно. Но, знаете, у нас у всех девчат дети, у кого-то уже взрослые, у кого-то не очень. Мы пришли из совершенно разных профессий, и в большой степени именно чтобы решить свои проблемы и помочь своим детям. Девчонки, например, работали медсестрами, зарплата маленькая – чем ты поможешь ребенку?

– А кем вы работали до «Петропавловска»?

– Я сидела в декретном отпуске, работала мамой. По образованию я учитель истории и права, но из школы ушла давним давно, сменила несколько профессий: и в кафе работала (сначала обычным официантом, потом барменом, администратором), и в рекламном агентстве (менеджером по работе с клиентами). Всяко бывало, нужно было зарабатывать.

– Есть всякие стереотипы про женщин за рулем, но мне кажется, что женщины более внимательные.

– Это потому, что вы женщина, и с точки зрения психологии будете отстаивать позицию женщин. Но, может быть, вы и правы. Хотя мужчины более выносливы.

Когда мы с мужем куда-то ездим, он за меня постоянно переживает: «А ты не устала? Может, давай поменяемся? А давай ты ночью не поедешь». А я про себя думаю: «Господи, ты забыл, где я столько лет работаю? И как я там работаю: и ночью, и днем, и в дождь, и в снег».

Идею нанимать девушек водителями самосвалов подсмотрели в Канаде. Сначала все посмеялись, а руководство «Петропавловска» действительно стало набирать женщин. Конечно, профессия неженская и могут быть сложности, но у нас была поддержка. И потихоньку мы всему научились. Знаете, к женщине понятие «необучаемый» даже неприменимо, ну, или трудно применимо. Даже вспомните, как учатся девочки и мальчики в школе. Когда я училась, чтобы получить права, хозяин автошколы говорил: «Если мужик в 18 лет не научился водить машину, уже никогда не научится. Женщину можно научить в любом возрасте».

Беседовала корреспондент «Интерфакса» Олеся Елькова

Share on facebook
Share on linkedin
Share on email
Share on whatsapp