Skip to content

«В металлургию нужно идти, если интересно строить карьеру и хочется видеть результаты своего труда»

Дарья Крячкова, вице-президент по кадровой политике ГМК «Норильский никель», как никто другой знает о положении женщин в горно-металлургической отрасли, ведь она не только сама много лет работает в сфере добычи и переработки полезных ископаемых, но и непосредственно курирует управление персоналом.

В интервью WIM Russia она рассказывает об особенностях металлургической отрасли с точки зрения HR, о трудоустройстве женщин и о поисках баланса между семьей и работой.

– Как руководитель HR крупной горнодобывающей компании, расскажите, как в последние годы меняется отношение к девушкам в отрасли?

– С этого года у нас поменялось законодательство. С одной стороны, сократился перечень профессий, запрещенных для женщин. С другой стороны, по-прежнему в этом списке остаются многие профессии, актуальные для нашей компании, в частности, связанные с подземными работами. Сейчас в нашей компании работает более 19 тыс. женщин и более 9,5 тыс. из них – на рабочих профессиях.

Что касается отношения к девушкам в отрасли, однозначно, оно меняется. Девушек в отрасли становится больше. Мне кажется, от этого и взаимодействие, и работа, и отношения в коллективе только улучшаются. Когда есть гендерный баланс, разные точки зрения, разные управленческие подходы – это всегда только на пользу.

– Однажды у меня на собеседовании спросили, не в положении ли я сейчас и не планирую ли ребенка в ближайшей перспективе. Как вы – как HR и как женщина – смотрите на эту ситуацию?

– Я считаю, подобные вопросы далеко не лучшим образом характеризуют и работодателей, и культуру в целом. К сожалению, есть определенные стереотипы. Боязнь, что девушка не сможет работать эффективно, – один из них. Иногда даже на собеседовании можно услышать фразу: «Вы не волнуйтесь, я не собираюсь рожать» – женщины сами это говорят, пытаются как будто оправдываться. Мне кажется, это совершенно неправильная позиция. Очень хотелось бы, чтобы в нашем обществе поменялось отношение к планам женщин становится мамами. Ведь это личное дело и ответственность каждого конкретного человека, как он собирается строить свою жизнь параллельно с работой, как он планирует свою загрузку. На мой взгляд, в наши дни рождение детей и карьера – это абсолютно совместимые истории. Безусловно, странно ожидать, что женщина, став мамой, тут же выйдет на работу. Безусловно, понадобится помощь родственников или няни, которые будут брать на себя часть забот. Но если молодая мама к этому готова, нет никаких препятствий к тому, чтобы продолжать строить карьеру.

– Скажите, а есть, может быть, какие-то программы для девушек, которые возвращаются из декрета, чтобы максимально быстро войти в курс дела?

– Здесь важно понимать, что, если вы на три года уходите из современной организации, то возвращаетесь уже, по сути, на новое место работы. Скорее всего, это будет частично новый коллектив, возможно, будут какие-то новые задачи.

В «Норникеле» мы не делаем специальных программ для девушек, которые возвращаются из декрета. Но мы выстраиваем систему обучения в компании таким образом, чтобы люди постоянно развивались, а обучение было доступным. Поэтому кроме стандартных образовательных программ нашего корпоративного университета, мы активно развиваем онлайн-обучение. В прошлом году запустили образовательную платформу «Академия Норникеля». Она содержит десятки интересных образовательных продуктов и доступна каждому работнику в любое время и с любых устройств.

– Нужны ли какие-то специфические знания для HR в майнинге?

– Конечно. Нужно хорошо понимать условия, в которых работают люди, специфику труда, нормативную базу, культуру отрасли. Мне кажется, у каждой индустрии свой культурный код, своя история. Все это нужно учитывать, когда разрабатываются системы компенсаций и льгот, происходит организационная трансформация или разрабатываются новые образовательные программы.

– Как вы попали в горнорудную отрасль и с чего начинали, чтобы дорасти до вице-президента по кадрам?

– Я начинала свою карьеру с кадровой службы, с рекрутмента. И рекрутером же пришла работать в металлургическую компанию. Основные мои работодатели – это как раз компании металлургической отрасли, в которой я и выросла до своей позиции.

– Часто у вас бывают командировки?

– В этом году командировок не было вовсе, а вообще да, довольно часто. Бывает, езжу каждую неделю, бывает раз в месяц – все зависит от производственных задач.

– Помните, как первый раз приехали в Норильск, какое впечатление произвел город?

– Я приехала в Норильск первый раз зимой, все было под снегом, огромные сугробы, метель, и очень холодно – минус 35. Но, как оказалось, это прекрасная погода, потому что самолеты летают и нет задержек. Удивило, как даже в такой мороз люди стоят спокойно на остановках и ждут транспорт. Машины не глушат даже на ночь. На домах таблички с большими цифрами, чтобы в пургу было видно номера. При этом в помещениях очень тепло, заходишь с холода и сразу согреваешься. Была полярная ночь, но ее не заметно, когда ты целый день в офисе. Основное впечатление для меня – это люди, которые всегда очень радушно встречают, поют чаем, улыбаются. Для многих, в том числе для меня, Норильск – это место, куда хочется возвращаться. Несмотря на мороз и холод, это неимоверно теплое место с точки зрения людей, атмосферы и человеческого характера. Ты видишь, что люди в таких условиях построили, как они сплотились плечом к плечу и делают огромное дело – это очень впечатляет.

– Как ваши домашние относятся к тому, что вы часто уезжаете?

– Мое семейство довольно быстро привыкло к такому режиму. Думаю, благодаря четким правилам, о которых мы договорились. Когда я на работе, все довольно самостоятельны. При этом я всегда на связи, нахожу возможность позвонить, поговорить, узнать, как дела. Когда сын был маленький, у нас был ритуал – я каждый вечер придумывала и рассказывала ему новую сказку. Чтобы не нарушать традицию, я звонила ему с новой сказкой и из командировок. Конечно, в рабочие дни работа занимает большую часть времени. А выходные я полностью и целиком посвящаю близким. Мне кажется, такое четкое разделение позволяет не обманывать ничьи ожидания.

– Не будучи непосредственно производственным работником, вы все-таки самоидентифицируете себя с горной отраслью, возникает чувство сопричастности?

– Конечно. Мы же работаем с людьми, большая часть работы связана непосредственно с производственным персоналом, с социальными программами, обучением, развитием, оплатой труда. Поэтому невозможно не чувствовать себя частью этой большой металлургической истории. Я абсолютно точно идентифицирую себя с тем, что работаю именно в крупнейшей горно-металлургической компании.

– Что бы вы посоветовали девушкам, чтобы они не боялись строить карьеру в майнинге?

– Во-первых, не надо бояться! Если вы хотите строить карьеру, расти профессионально – пусть вас не останавливают стереотипы, помните, что вы – талантливы, и двигайтесь вперед. Это интересно, это развивает, знакомит с огромным количеством прекрасных людей. Ты сам постоянно меняешься и получаешь огромное удовольствие от своей работы.

Что касается металлургии, эта отрасль сейчас стремительно развивается, обновляется. Технологии позволяют отрасли быть экологичной, современной, инновационной. Со временем будет появляться еще больше рабочих мест для девушек. А любая развивающаяся отрасль открывает возможности для развития карьеры.

В металлургию нужно идти, обязательно, если вам интересно строить карьеру и хочется видеть результаты своего труда. Металл – это осязаемая продукция, которая используюется практически везде, которую можно увидеть собственными глазами. Например, никель сейчас в огромном количестве устройств – от автомобилей и аккумуляторных батарей до мобильных телефонов. И ты ощущаешь реальную причастность к огромному миру производства. Когда из куска руды получается в конце концов никель или медь – это неимоверно вдохновляюще. Чувствуешь причастность и гордость за то, что ты делаешь.

Беседовала корреспондент «Интерфакса» Олеся Елькова

Share on facebook
Share on linkedin
Share on email
Share on whatsapp