Skip to content

Дом для театра и гранты для волонтеров: насыщенная жизнь регионов "Полюса"

 О том, как компания «Полюс» поддерживает современное искусство, как найти помещение для регионального театра и какие волонтерские проекты реализуют рядовые сотрудники, агентству ТАСС рассказала директор по связям с общественностью компании Виктория Васильева.

— Виктория, здравствуйте. Внимание к устойчивому развитию — хорошая практика для современных компаний, и вопросы социальной ответственности все более интегрируются в корпоративные программы и стратегии. «Полюс» проводит фестивали современного искусства в регионах своего присутствия. Недавно мероприятие с успехом прошло в Красноярске. Почему именно современное искусство и именно это направление поддержки вы выбрали?

— В свое время, когда нам нужно было определиться с собственным большим имиджевым проектом в регионах присутствия, мы перебрали все сферы. Классические, которые касаются здорового образа жизни, спорта и так далее, компания давно развивает, хотелось найти что-то новое. «Полюс» успешно проводит профессиональное обучение и развитие своих работников, а также поддерживает профильное вузовское и среднее специальное образование, организует профориентационные программы для школьников и молодежи. Мы понимали, что нужно что-то третье, так сказать, для баланса усилий.

Мы внимательно проанализировали социально-культурные карты всех четырех регионов нашего присутствия и попытались понять, чем можем быть полезны. Как вы понимаете, самая главная задача бизнеса во взаимодействии с регионами — не пытаться подменять собой государственную власть, это совершенно очевидно. Поэтому мы решили искать то, что будет самым позитивным образом влиять на развитие социальной среды в регионах нашего присутствия, но при этом находится, скажем так, не в приоритете государственного финансирования.

Мы работаем в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. Это Красноярский край, Иркутская, Магаданская области и Якутия. Регионы, которые в Центральной России принято считать «Сибирской кладовой»: они где-то далеко, сплошные природные ресурсы и полезные ископаемые, ничего более. Все забывают, что здесь живут замечательные, умные, талантливые, интересные люди, которые не только работают, но и имеют разные сферы интересов помимо своей непосредственной деятельности.

Итак, мы попытались понять, где находятся такие точки притяжения в городах, причем нас интересовали и малые города — районные центры. Потому что без них социальный пейзаж регионов неверный. Регионы огромны по своей территории: Якутия первая, Красноярский край второй по площади, Иркутская область тоже входит в пятерку крупнейших субъектов России, Магаданская — в десятку. Поэтому мы пытались понять, что же «держит» это огромное пространство, делает его целостным. Посмотрев внимательно, поняли, что, как бы парадоксально это ни звучало, это культура и театр как ее неотъемлемая часть. Причем и в Красноярском крае, и в Якутии, и в Иркутской области много театров за пределами столиц субъектов федерации.

— Вы определились с направлением. А как развивалась идея проекта?

— Мы увидели огромное количество театров на территории регионов нашего присутствия, провели экспертные интервью с этими людьми и попытались понять, чего же им не хватает. Если абстрагироваться от прямого «денег», они сказали, что больше всего не хватает общения в профессиональной среде и возможности выехать куда-то из своего города со спектаклями. Театр — живое искусство, и оно становится интересным окружающим, в том числе если его смотрят все новые зрители. Например, в Лесосибирске есть замечательный театр «Поиск», один из моих любимых. В городе немногим более 60 тысяч жителей; театр, по большому счету, федерального уровня по качеству постановок и актерских работ, а о нем мало кто знает.

И вот мы запустили конкурс «Полюс. Золотой сезон», который в этом году прошел уже в шестой раз. Конкурс подразумевает сбор заявок со спектаклями, созданными в последний год, максимально современными по форме, ото всех театров, включая независимые и народные. Далее — отбор лучших спектаклей в шорт-лист профессиональным жюри, и уже для них (мы считали, что победителей должно быть 7–8, чтобы соблюсти некий паритет между регионами) — возможность поехать на фестиваль, показать свои спектакли и, самое главное, погрузиться в профессиональную среду. Потому что театральные деятели наших регионов сказали, что им не хватает именно профессионального общения, понимания современных трендов, а иногда даже просто управленческих навыков в том, что касается фандрайзинга, развития и так далее.

Возвращаясь к вашему базовому вопросу о том, почему современное искусство. Потому что, как ни странно, сюжеты за последние пару тысяч лет со времен древнегреческого театра не изменились. Меняется в основном форма, подача, интерпретация вечных тем. Именно это являет собой современное искусство. Оно востребовано современным человеком, понятно и близко ему.

— А как появился ваш совместный проект с фестивалем «Территория», который уже несколько лет проходит в регионах вашего присутствия?

— Сначала мы запустили «Полюс. Золотой сезон», а потом нас очень вовремя познакомили с коллегами из международного фестиваля-школы современного искусства «Территория». Этот проект привлек нас в том числе своей мультижанровостью: здесь представлен не только классический театр, но и иммерсивные спектакли, вербатимы, постановки в музейных пространствах, выставки и многое другое. Кроме того, «Территория» на тот момент уже делала проекты в регионах, но очень точечно, например создавала спектакли-вербатимы с «Сибуром» в городах присутствия компании.

А мы им предложили своеобразную авантюру. Мы понимали, что три недели московского фестиваля в регионах — это сложно, и предложили им спрессовать формат «Территории» в одну неделю. Идея заключалась в том, чтобы включить в программу, наряду со спектаклями известных театров, которые они готовы привезти, несколько работ наших победителей конкурса «Полюс. Золотой сезон», сделать мощную образовательную программу, представить выставку. То есть фактически вывезти фестиваль «Территория» в миниатюре в один из наших регионов.

— Звучит достаточно амбициозно. Когда прошел первый фестиваль?

— В 2017 году мы привезли «Территорию» в Магадан, это был интересный опыт. Как мы после шутили, так далеко современное искусство еще не залетало. Тем не менее в Магадане фестиваль прошел с оглушительным успехом, оказался очень востребованным зрителями. Понятно, что каждый раз, когда мы выбираем спектакли, мы стараемся учитывать специфику и подготовленность публики в регионе. Не все то, что можно везти в Красноярск, будет интересно магаданскому зрителю. Но в Магадане получилась интересная и насыщенная программа. Мы также организовали выставку работ Василия Шухаева — одного из сильнейших художников середины ХХ века. Это был проект Московского музея современного искусства (MMOMA) в Магаданском областном краеведческом музее. Шухаев провел в Магадане 10 лет, как вы понимаете, не по своей воле, но его спасло то, что он был главным художником Магаданского областного театра. Благодаря этому в том числе, там сохранились некоторые его работы. В итоге из коллекции MMOMA, собраний московских коллекционеров и Магаданского областного краеведческого музея получилась замечательная экспозиция.

Теперь совместно с «Территорией» мы перемещаемся по регионам нашего присутствия. Мы дважды были в Магадане, дважды в Красноярске. В 2020 году конкурс состоялся заочно, а сам фестиваль нам по понятным причинам пришлось передвинуть на май 2021 года, он прошел в Иркутске. В 2022 году мы планируем проводить фестиваль в Якутске, у них большая дата — сто лет со дня образования Якутской АССР.

— Может ли принять участие в конкурсе «Полюс. Золотой сезон» театральный коллектив без официального статуса? На каких условиях коллективы подают заявки?

— Для участия в конкурсе нужны всего лишь заявка, поданная через компанию «Полилог» ( она выступает оператором), анкета и видео спектакля, созданного за последний год. По большому счету, все. От коллективов это не требует никаких затрат. Соответственно, среди тех, кто входит в шорт-лист, распределяется наш грантовый фонд в 6 млн рублей. Эти деньги частично идут на поездку коллективов на фестиваль, частично — на их нужды (костюмы, декорации, реквизит, ремонт помещений и т. п.).

На статус коллектива мы не обращаем никакого внимания. Например, на «Полюс. Золотой сезон» в 2020 году подавали заявки два или три народных театра из Иркутской области. Мы понимали, что по уровню постановок они не могут конкурировать с профессиональными театрами. Тем не менее мы приглашали их на «Территорию», оплачивали проезд и пребывание на фестивале, предоставив возможность посмотреть спектакли и поучаствовать в образовательной программе.

— Насколько далеко фестиваль продвинулся за годы существования? Чем может гордиться?

— У нашего фестиваля есть несколько больших достижений. Во-первых, мы провели уже пять фестивалей в регионах присутствия, каждый из которых посетило 3–3,5 тысячи зрителей. Во-вторых, та выставка, которая открывается в рамках фестиваля совместно с Московским музеем современного искусства, обычно длится 1,5–2 месяца, то есть у региона остается послевкусие, когда есть возможность что-то посмотреть в местном музее. Так мы популяризируем принимающие площадки, потому что привезти выставку Московского музея современного искусства мало кто может себе позволить.

Третий момент, который очень важен, — это насыщенная образовательная программа. В приоритете, конечно, участники и победители «Полюс. Золотой сезон», но на самом деле все коллективы города и региона, их актеры и режиссеры тоже всегда приглашены и имеют возможность участвовать в профессиональной образовательной программе.

— А сильно ли отличается уровень региональных трупп, скажем, от театров Москвы?

— Все победители «Полюс. Золотой сезон», даже если они из маленьких городов, высочайшего уровня. Например, в 2020 году наш конкурс выиграл театр из Шарыпово со спектаклем «Я нанял убийцу» по произведениям Аки Каурисмяки. В мае 2021 года мы привезли этот спектакль в Иркутск, а в апреле труппа получила «Золотую маску». Театр «Поиск» из Лесосибирска тоже имеет «Золотые маски». То есть уровень высочайший. Спектакль — альтернативная опера «Богатыри», которую сделал Красноярский академический театр оперы и балета им. Д. А. Хворостовского и который также был показан на «Территории. Красноярск», сейчас в нескольких номинациях на «Золотую маску».

Эта история про то, что театрам из наших регионов присутствия по большому счету просто нужна была новая площадка, дополнительный стимул, чтобы развиваться и чтобы их узнавали.

— А бывали ли случаи, когда театр заметили благодаря вашему фестивалю?

— В Иркутске, помимо официального академического драматического театра им. Н. П. Охлопкова, есть театр под названием «Новая драма». Но у них долгое время не было своего помещения, коллектив играл в каком-то ДК буквально под лестницей, и это не эвфемизм. Так вот, они начали регулярно участвовать в нашем конкурсе, входить в шорт-лист, приезжать на наши фестивали. А потом их заметили иркутские меценаты, построили и подарили им помещение.

— Это очень круто. Думаю, если бы они сами пошли к меценатам, возможно, их никто не стал бы слушать.

— Совершенно верно. На них бы не посмотрели. Теперь у них есть имя, они получили признание, их спектакли увидели зрители, в том числе в других регионах. И те люди, которые собирались строить это здание в историческом центре города, подумали, почему бы не сделать еще и театр, за который им будут глубоко благодарны. К слову, часть программы фестиваля «Территория. Иркутск» в 2021 году уже проходила в здании «Новой драмы».

— У меня есть еще один вопрос по театру. Не было ли прецедентов, когда на фестиваль приезжали коллективы из других регионов России? Не планируете ли вы в перспективе сделать его всероссийским?

— У нас жесткое условие отбора: в конкурсе, а потом и в фестивале могут участвовать только коллективы из регионов присутствия «Полюса». «Территория» может нам предложить в программу театры из других городов. Например, мы привозили в Красноярск знаменитый Новосибирский «Красный факел». Что касается конкурсного участия, наша целевая аудитория — все-таки наши четыре региона присутствия. Задачи становиться всероссийским фестивалем пока нет.

— Есть ли еще проекты, которые вы реализуете в регионах в рамках программы корпоративной и социальной ответственности? Есть ли направления, которые появились или скорректировались после появления ESG-стратегии компании?

— После появления ESG как одной из важнейших тем, по которой в том числе оценивают зрелость бизнеса, мы сделали более системными проекты в сфере экологии. В частности, совершенно новый масштаб получил проект по лесовосстановлению, который мы ведем во всех наших регионах. В последний раз он приобрел крупный размах и реализуется совместно с государственными органами власти. Во-вторых, у нас продолжился и расширился мощный проект по поддержке и развитию биоразнообразия. Если до этого мы занимались выпуском мальков в реки регионов присутствия, то теперь появились такие программы, как поддержка Витимского заповедника в Иркутской области, заповедника на о. Талан в Магаданской области, где останавливаются перелетные птицы. Эта работа стала более масштабной.

— Какие проекты реализуете в области спорта? Только ли это корпоративные программы, или, опять же, есть аналогичные программы для жителей регионов?

— Не поверите, третий путь. Мы сумели его найти (смеется). Что касается корпоративного спорта, с этим у нас все в порядке, ежегодно мы проводим спартакиады, которые собирают все больше и больше людей. В этом году у нас, например, прошла спартакиада в Сочи. Обычно спартакиады проходили в регионах присутствия, но в этом году было принято решение всех участников, уставших от пандемии, вывезти в Сочи. В качестве зрителей на спартакиаду полетели те, кто отличился и получил награды ко Дню металлурга.

В поддержке спорта проекты очень разнообразные и зависят от потребностей региона. Например, в «Полюсе» есть беговая команда. Но она стала активнее развиваться после того, как мы начали системно поддерживать Красноярский полумарафон «Жара». Мы поддерживаем его уже несколько лет, и теперь из нашей беговой команды «Полюс», в которой уже более 400 человек, на последнюю «Жару» вышло более ста участников.

Мы с удовольствием поддерживаем спорт, наиболее развитый в конкретных территориях. В Магадане, например, поддерживаем «Русскую горнолыжную школу» и ряд других спортивных соревнований и инициатив, аналогично в Алданском районе Якутии и Бодайбинском районе Иркутской области.

Еще одним направлением является поддержка самих спортсменов. Мы помогаем оплатить их поездки на соревнования. Например, для молодых спортсменов из Бодайбо большая проблема выехать за пределы района, это действительно дорогостоящая история. Мы поддерживаем их. Они возвращаются с призовыми местами с федеральных соревнований.

Также мы вкладываемся в развитие инфраструктуры, в том числе ремонтируем бассейны, как это сделали в Бодайбо, Нижнем Куранахе, Северо-Енисейском районе, и даем возможность пользоваться ими как нашим сотрудникам, так и жителям региона.

Также развиваем спортивную инфраструктуру наших вахтовых поселков. Причем сооружаем как спортивные залы (это предпочтительнее для летних видов спорта, у нас часто встречаются медведи в непосредственной близости от наших производственных объектов), так и открытые площадки и трассы для занятий зимой.

— Есть ли у компании проекты в части здравоохранения?

 Мы всегда поддерживали местные районные больницы, потому что работаем далеко от центров субъектов федерации. Мы обеспечиваем медучреждения новым оборудованием, но пандемия заставила сосредоточить усилия на ИВЛ, приборах для проведения анализов, аппаратах КТ, помещениях для них. Здесь мы жесткие прагматики: в этих больницах лечатся наши сотрудники. Если кто-то заболевает или травмируется на производственной площадке, ближайшее место, куда могут довезти, — это районная больница. И наша задача поддерживать их на таком уровне, чтобы основную часть возникших проблем решали там. Это системная поддержка, которая была модифицирована с точки зрения оборудования во время пандемии, но существовала до эпидемии коронавируса и продолжится после.

— Еще одно очень интересное направление. Вы поддерживаете волонтерство среди сотрудников, в частности, в «Полюсе» запущена система грантов. Расскажите подробнее, о чем речь, каков объем гранта и на какие самые яркие проекты получали средства ваши сотрудники.

— Вы правы, корпоративному волонтерству мы уделяем большое внимание, оно развивается как в управляющей компании, так и во всех бизнес-единицах. Это совершенно разнообразные формы — от уборки территории в наших городах и визитов в детские дома до организации спортивных походов и городских праздников. Например, сотрудники управляющей компании в Москве в числе прочего ездят в приюты для бездомных животных, занимаются лесопосадками в Ясной Поляне.

В качестве одного из направлений поддержки волонтерского движения было принято решение о запуске грантового конкурса проектов. Любой сотрудник компании имеет право реализовать проект в том регионе, где живет. В трех из четырех наших добывающих бизнес-единиц — вахта, то есть люди приезжают со всей России. Если ты сотрудник «Полюса», ты можешь описать, чего не хватает в твоем родном городе, и подать на грант. Сумма грантовой поддержки составляет порядка 100 тысяч рублей на один проект (иногда и более). Заявку можно подавать на конкурс каждый год, проектов может быть несколько, и при должном уровне их проработки на каждый возможно получить финансирование.

Заявки самые разнообразные. От обучения школьников навыкам безопасной жизнедеятельности до, например, поддержки поисково-спасательных групп и системной помощи приютам для бездомных животных. Так, например, в этом году среди победителей был проект по сооружению в одном из уральских городов безопасных детских игровых площадок.

Мы поддерживаем абсолютно разные направления, главное условие — продуманность проекта и его долгосрочность. Нам важно, чтобы после нашей поддержки проект продолжал существовать. Кроме того, мы обращаем внимание на как можно больший охват благополучателей.